Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
Время небольшого большого поста. Наконец-то мне есть, что принести, и есть время, чтобы принести это что-то. Сессия сдана, имею право заняться систематизацией фигни.

Сегодняшняя заметка будет посвящена братско-сестринским отношениям, которые я нежно и трепетно люблю и нахожу повсюду. Цель заметки - не только поделиться своими наблюдениями, но и спросить у читателей, если таковые есть, не встречал ли кто-нибудь где-нибудь других отношений такого типа. Я их коллекционирую, можно сказать. В коллекцию входят и инцестные пары, и персонажи, отношения которых не имеют ярко выраженного сексуального подтекста.



- Ты получил по заслугам. Убей меня - я достаточно от тебя натерпелась еще в детстве.
- И ты умрешь с этой мыслью?
- Да. Прекрати мучить нас обоих.


И первым в нашем списке будет сериал "Робин Гуд", а также один из главных его антагонистов - Гай Гисборн. Ну... два антагониста. И он, и его сестра выступают в роли злодеев большую часть времени. Хотя ладно, злодеи-то из них...
Короче, жил да был мальчик Гай Гисборн, который очень-очень любил деньги. Младшую сестру он тоже любил, но золото любил больше, и потому продал сестру конченному садисту за богатое приданое. Мальчик вырос в нехорошего человека - прямо скажем, в очень говенного человека, пошел на службу к шерифу Вейзи, все три сезона пытался повторить подвиг Каина (причем аж с двумя младшими братьями, и притом максимально садистскими способами). Но с братьями как-то не сложилось, а вот с милой сердцу барышней - очень даже. В общем, это выпиливание (с характером Гая неудивительное и ожидаемое, барышня могла бы не провоцировать, прожила бы на сезон дольше) сильно изменило его жизнь, заставило задуматься о высоком, уйти в монастырь и покаяться... нет, шучу - тупо забухать. Где-то в этот прекрасный период и появилась систер, сбежавшая от деспотичного мужа и попавшая к такому же полудурочному брату. В общем, Изабеллу поначалу жалко, потом ты понимаешь, что они с Гаем одного поля ягоды, потом ты понимаешь, что Гай по сравнению с ней святой, а в конце тебе ее опять жалко. К слову, выпилить друг друга они пытались весь третий сезон. Победила Изабелла - пырнула любимого брата кинжалом. Ее саму это не спасло, но хоть удовольствие перед смертью успела получить. Ящитаю, профит.

***




- Ты сядешь рядом со мной, Чезаре.
- Как иначе.
- Точно?
- Конечно, я буду рядом. Франция, Испания, Неаполь - да пусть рассыпятся в прах, лишь бы ты...


Следующая пара - Чезаре и Лукреция Борджиа. Не думаю, что есть смысл подробно рассказывать о поступках каждого члена этого стебанутого семейства, скажу только, что в этом сериале Чезаре - персонаж, которого ЖАЛКО. Вот прям ЖАЛКО. И неважно, что он замочил кучу народу, и неважно, что испортил жизнь куче женщин, и неважно, что при его приближении тихонечко писалось половина Италии и большая часть Франции; важно, что у него есть Лукреция, и количество горя, которое отхватил Чезаре благодаря ей, с лихвой окупает все его дурные поступки. Серьезно. Все.
В общем, в этом сериале Чезаре Борджиа - жутко зависимый от семьи в целом и от Лукреции в частности чувак. Отношения, на самом деле, довольно интересно развиваются по ходу пьесы. Если Ланистеров нам показали уже взрослыми (то есть становление их как личностей и развитие отношенек мы не видели), то тут в начале сериала Лукреции меньше пятнадцати лет. С самого начала это избалованная девочка, любимая и опекаемая всей семьей, и с самого начала ясно, что Чезаре на нее лишний раз дыхнуть боится, как на святые мощи. Это же отношение сохраняется, когда Лукреция подрастает. В конце сериала, убив ее мужа, Чезаре нашептывает Лукреции оптимистичное "теперь ты наконец будешь моей". Мысль эта Лукрецию, судя по всему, не очень вдохновляет, но кого волнует, чего там хотят эти младшие сестры?

***




- Я люблю Серсею; смейтесь над этим, если хотите. А, чтобы вернуться к ней, я должен взять Риверран. Ваш сын мне не важен, вы мне не важны, люди не важны - только Серсея. И если придется вырезать всех, чтобы вернуться к ней - я это сделаю.


И раз уж зашла речь о Ланистерах - пусть будут Ланистеры. На самом деле, на мой взгляд, стоит разделять книгу и сериал. Отношение Серсеи в целом похоже передано, но вот Джейме... в книге он гораздо более ревнив и гораздо более агрессивен. Он попадает в плен, а, вернувшись, узнает, что Серсея ему изменяла. После этого их отношения фактически заканчиваются. Это ни фига не отменяет того факта, что Джейме на ней все так же зациклен, но обида есть обида. Ей вообще повезло, что не прибил ее сразу к едрене матери, а мог бы. Знаете, как в стишке: "нет у дездемоны шансов никаких, туповат Отелло, и, похоже, псих". В книге, кстати, он и собственник в гораздо большей степени, чем в сериале: вплоть до того, что требует открыто объявить об их связи.
В сериале этот персонаж другой, во многом схож с Чезаре и настолько безнадежно повернут на Серсее, что, по-моему, прощает ей вообще все - лишь бы отвечала взаимностью. Чувака откровенно жалко. Если он ее в итоге и убьет (по некоторым прогнозам), то либо сразу после этого самовыпилится, либо сопьется к черту. В общем, бедный, бедный Джейме, и бедная, бедная Бриенна Тарт, котторой, по ходу, никогда ничего не обломится. Я, если что, болею за эту пару - Бриенна здоровская, но с Серсеей дело безнадежное.

***




- Ты мой брат.
- И что с того? Я за тебя не отвечаю.
- Нет, блин, отвечаешь! В семье заботятся друг о друге. Я твоя сестра, и я хочу поговорить!
- Попробуй помолчать и послушать. Или подумать. Для разнообразия.


Артхаус. Из общей подборки он слегка выбивается (ибо артхаус), но отношения интересные. Брендан - сам по себе интересный персонаж хотя бы потому, что он педант-эротоман. Вообще довольно редкое сочетание. Долговременных отношений Брендан не заводит, да и в сущности отношений у него в жизни не так уж много. Это человек, которому отфигачили топором большинство эмоций, которые испытывают нормальные люди, поэтому Брендан живет в одинокой квартире со строгим обезличенным интерьером, каждый шаг у него просчитан на неделю вперед, все разложено по полочкам и упорядоченно. Его сестра - общительная, иррационально-легкомысленная, нежная и чувствительная. Мягко говоря, они с Бренданом очень разные. Что ни разу не мешает этой парочке быть иллюстрацией к термину "созависимость". Что характерно, Брендана то, что он привязан к сестре, безумно раздражает, а сестра жить без него не может, что в конечном счете приводит к ее попытке самоубийства и к Брендановскому осознанию того факта, что он равнодушное бревнистое чмо. Драма шокапец, одним словом.

***




- Женщины - всего лишь тюрьмы, свою я построил в сердце Джульетты в пятнадцать лет.


Один из самых рыдательных пейрингов на свете. Правда. Думаю, по скрину все и так понятно. Тибальт - тот, что на полу. Та, что с Ромео - Джульетта, по совместительству она же сестра Тибальта, хоть и двоюродная. Ну, короче, все читали Шекспира. Этот кадр - из мюзикла. В течении всего первого акта Тибальт бегает по сцене, воет и валяется у Джульетты в ногах, она этого упорно не замечает. Причем без иронии, реально не замечает. Не уверена, что в постановке 2010 года она и смерть-то его заметила. Смерть, кстати, была довольно дурацкая. Но Тибальтов надо разбирать каждого в отдельности из разных постановок, они все по-своему интересны.

***




- Я схватил сестру - и под кровать. Второй снаряд упал в метре от наших лиц. Два дня под завалом.


Здоровские отношения, как по мне, - Ванда и Пьетро из "Эры Альтрона". Брат и сестра, привязанные друг к другу. Теплые хорошие отношеньки. Увы, в конце Пьетро убивают, но на протяжении всего фильма показывается их дружба и взаимопонимание. На мой взгляд, после смерти Пьетро Ванда как персонаж многое потеряла - они были интересны в тандеме. И я бы с удовольствием посмотрела на развитие их отношений в дальнейшем, если бы это дальнейшее было возможно. К сожалению, фиг мне, а не трогательная дружба - Пьетро умирает, Ванда мстит за его смерть, и отношения кончаются. В комиксах, к слову, у них тоже достаточно тесные отношения, местами вроде бы переходящие границу между братско-сестринскими и любовными, но к фильму это не относится - тут именно родственная теплота.

@темы: заметки