23:15 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
Да, я люблю этот сериал. Приятный боевичок с отношеньками, причем самыми разными - тут вам и гет, тут вам и прекрасный броманс. Не могу пройти мимо.
Когда-нибудь я сделаю операцию по пересадке рук в нужное место и научусь нормально обрабатывать скрины, но это, видимо, будет нескоро.



Основные персонажи: Гекко
Рейтинг: R
Жанры: джен, броманс
Размер: мини
Предупреждения: местами - нецензурная лексика, не местами - наркотическая зависимость
Примечания: меня одну в третьем сезоне удивил адекватный трезвенник Сет? Текст описывает то, что могло бы, как мне кажется, произойти в промежутке между третьим и вторым сезоном.


С Кейт было хорошо.

Представьте, что у вас есть младшая сестра.

Нет, не так.

Представьте, что у вас есть младшая сестра, которая сидит смирно на своей половине комнаты, большую часть времени молчит в тряпочку, тихо занимается своими делами и практически не капает вам на мозги, потому что в курсе, что вы во всем разбираетесь лучше нее. А еще потому, что она вас побаивается. Самую малость, но достаточно, чтобы можно было мирно делить общую комнату без обоюдного желания пристрелить друг друга.

Новый опыт, раньше Сету не так везло.

Комнату или постель он всегда делил либо с Ванессой, либо с Ричи (тюрьма не в счет), и до сих пор непонятно, какой из вариантов был хуже. Скандалить любили оба. Но Ванессу хотя бы можно было заткнуть переводом разговора в горизонтальную плоскость, а практиковать подобное с Ричардом Сет как-то не пытался. И даже если представить, что Ричи родился девочкой, - можно особо и не напрягаться, - вряд ли бы удавалось заставить его замолчать таким простым способом. С другой стороны, в одной комнате с Ричардом можно было выспаться. Ванесса этой роскоши не позволяла.

С Кейт было удобно. Она старалась не привлекать внимания, редко закатывала истерики (первые пару месяцев) и, главное, не мешалась под ногами. Даже когда первые месяцы истекли.

С Ричардом все не так.

… Сет впервые попробовал где-то через две-три недели после «Крученых сисек». Сначала вывернуло, но если идти, то до победного – не взяло с первой инъекции, возьмет со второй. Первое время Сет стеснялся при Кейт, считал процесс каким-то интимным. Закрывался в ванной среди ночи, отправлял девчонку погулять, но до нее довольно быстро дошло. Сет еще посмеялся – она воззрилась на него вытаращенными глазами и тихо-тихо спросила: «Тебя тоже укусили?». Сет показал ей нарыв на шее – тот заживал медленно, тяжело. У коричневых такие раны зарастали секунд за пять, да и кожа у Сета на солнце не дымилась. Сет счел за лучшее все рассказать. Выложил на стол шприцы, жгут, изожранную ржавчиной ложку, - все, что было. Закатал рукав; после утреннего укола руки слушались плохо. На сгибе левой виднелись темные точки. Кейт аккуратно потрогала их указательным пальцем. Сет смотрел ей в лицо с какой-то смутной, ему самому плохо понятной жадностью, ждал реакции отдаленной частью еще слегка онемевшего, будто ватного мозга. Кейт, не моргая, завороженно надавила ногтем на синеватый след и тихо спросила: «Больно?».

Сет уставился на нее, оглядел всю – пухлые фаланги пальцев, еще как будто в детских перетяжках, круглое напряженное лицо с плохо различимыми скулами, мягкий беззащитный живот, чуть согнутые в коленях ноги, словно она хотела присесть, но передумала на полпути, а выпрямиться обратно так и не смогла. Губы, в изумлении приоткрытые и потому казавшиеся полнее, чем есть на самом деле, повторили тот же вопрос – «больно?».

Сет буркнул что-то неразборчивое и отвернулся. На короткое время он испытал сильную вспышку непонятных чувств – злости, отвращения и еще чего-то, смутно похожего на разочарование. Он не знал, какой ответ ожидал услышать, но явно не эту фразу, заданную растерянным, беспомощным тоном. От чужой жалости стало еще противнее, а очередная доза отлично помогла избавиться от стыда за собственную бесхребетность.

Потом появилась Соня – постарше, поумнее. Поопытнее. Появилась и заставила слезть. Не то чтобы Сет был доволен. Вообще трудно быть довольным, когда тебя полоскает трое суток, а дерьмо за тобой подтирать некому. Сет всегда был живучим, даже в Хилтопе, на таблетках, умудрялся как-то отыскивать деньги и жить если не припеваючи, то хотя бы с надеждой выйти на своих двоих и с работающей печенью, но в той мотельной комнате, валяясь на полу привязанным к ножкам кровати, Сет впервые в жизни мечтал сдохнуть.

… Что ж, мечта не сбылась, - теперь нет ни Кейт, ни Сони, зато есть Ричард.

Сет пытается его ненавидеть, но не выходит. Жаль; в тот раз помогла не столько Соня (захоти он остановиться, справился бы и сам), сколько ее идиотская манера припоминать Ричи. В самые неподходящие моменты. «Кто оставил тебе тот шрам на шее – Ричард?», «Ты все говорил про Ричи, будто он тебя на гриле жарил», «Что насчет твоего брата?». Она вряд ли сама это понимала, но первую неделю – самую важную неделю, когда до рецидива было рукой подать, - Соня упоминала Ричи постоянно. Сету и раньше хотелось его придушить; во время трипа эта мысль приобретала какие-то другие оттенки, которые Сет не хотел различать, а в относительно трезвые моменты формировалась во вполне четкую ненависть, и Соня ее только сильнее разжигала. Сет, вообще-то говоря, хорошо понимал Сантанико, которой перспектива убить Мальвадо светила ярче любого маяка. Сильное чувство, какой бы окрас оно ни имело, всегда заставляет оторвать жопу от дивана и заняться делом. Последней каплей стал разговор с Эдди – Ричард объявился у него, а это значило, что Ричард ищет дело, а это значило, что Сет бы в лепешку расшибся, но выиграл не меньше брата. Просто из спортивной злости.

И так удачно сложилось, что дело завертелось почти сразу же, и длилась эта круговерть без перерыва. Удачно – потому что иногда Сета поламывало. И сильно. Не физически, это-то кончилось в первые дни, взамен пришел странный перекос в голове. За месяцы он привык к приятному тупому онемению, а теперь все ощущалось сильно, ярко и очень болезненно. В основном негатив. Соня объяснила, как работает героин: что-то связанное с эндорфинами, мол, поколешься – и организм разучивается вырабатывать нужные гормоны сам. У Сета срок был недолгий, но эффект чувствовался. Есть и спать не получалось, реакция была ни к черту. Ричард, конечно, ничего не заметил, но от него и глупо было ждать: они почти не виделись.

Странно было другое: стоило один раз встретиться, как злоба если не исчезла совсем, то притупилась. Сет понял это задним числом, в очередной раз прокручивая в голове события того дня. Его как будто отпустило. На короткий момент полегчало, а потом пришел ужас перед повторной ломкой: чем заставить себя держаться, кроме желания отыграться на Ричи за все хорошее, Сет не знал. Хорошим вариантом стала выпивка, на которую он, считай, пересел с героина. Правда, и во время трехмесячного турне с ней не завязывал, но теперь увеличил дозу, благо поводов не убавилось: Сет, и в лучшие времена бывший знатным параноиком, теперь тем более подозревал всех – и Соню, и Ричи, и Сантанико, и всех кулебрас скопом, и даже дядю Эдди. Он бы и Кейт подозревал, но у нее хватило ума уехать раньше.

Соня ему не мешала. Она вообще старалась не лезть к нему в душу, а Сету это только играло на руку: можно было отхлебывать из фляги хоть на водительском. Зато, когда они впервые после долгого перерыва оказались в одной машине с Ричардом, и Сет принялся печатать одной рукой ответ уроду-шерифу, Ричи по-хозяйски выхватил телефон у него из рук и отрезал:

- Никаких смсок за рулем.

Сет хотел было поставить зарвавшегося брата на место. Даже рот приоткрыл. И понял, что не хочет.

Дальше, как водится, все завертелось. Мальвадо сожгли, Карлоса закопали, Кейт… тело Кейт он даже не увидел. Ричард сообщил о ее смерти как о чем-то рядовом: так, мол, и так. Хоронить нечего. Живи теперь с этим. Все сложилось одно к одному: ее смерть, смерть Эдди, убийство Сони (об этом Сет не жалел – она единственная получила по заслугам, но все-таки за последние недели он привык иметь ее под рукой), Сантанико ушла, а Ричи остался все тем же кровожадным сукиным сыном, которому пришлось пригрозить сожжением заживо, чтобы он согласился работать вместе.

Так что теперь каждый имеет то, что заслужил.

Эдди и Кейт – бунгало на пляже где-нибудь в Эль Рее, которого не существует, Сантанико – долгожданную свободу, Ричард – власть, а Сет – Ричарда и постоянное желание уколоться.

И то, и другое мучает одинаково. Вернее, нет – Ричи-то как раз оказался не таким плохим боссом, а то, что он купил халатик а ля дон Карлионе и завел привычку пить изысканные коктейли вместо дешевого пойла, так это у богатых свои причуды, имеет право. Сету ли не знать, что о халате брат мечтал с детства. В целом-то он вполне нормальный, даже завел привычку питаться отдельно от Сета – назвать это едой язык не поворачивается, до сих пор рвотный рефлекс. Ричи не убивает зря, со всеми вежлив, и прекратил торговлю людьми после Сетовых требований. Орать пришлось полчаса, но оно того стоило.

А вот с тягой сложнее.

Пока было общее дело, требующее постоянной сосредоточенности, плюс над головой нависала угроза пиздеца эпических масштабов, Сет еще мог себя контролировать. Хотя и тогда плохо удавалось. Но теперь…

Сет пробует уйти с головой в работу. Оно бы и к лучшему, вот только работа Сета заключается не в вождении тачки и не в прошибании голов, что регулярно обеспечивало бы приток адреналина, а в ведении счетов. Ричи, понятно, помогает, но половину работы приходится тянуть самому. От черно-белых строчек договоров и миллионов цифр рябит в глазах, а выпить хочется еще сильнее. Про героин Сет старается не думать – думается само.

Так что ничего удивительного, что однажды сидеть и думать ему надоедает, и он оказывается в переулке за «Складным Джедом» с деньгами, а чуть позже – без денег, но с внушительной дозой на руках. Сет прячет ее во внутренний карман и прикидывает, что делать дальше – Ричард имеет идиотскую привычку узнавать о каждой мелочи, происходящей на его территории, и уж наверное догадается, с чего вдруг его круглосуточно взвинченный старший брат вдруг превратился в миролюбивое спокойное растение.

Нет, до растения ему далеко, - нужно только правильно рассчитать дозу.

Сет чувствует, как во рту скапливается слюна. Это при том, что последние дни горло вечно дерет то ли с похмелья, то ли от приближающейся ломки – непонятно, откуда ей взяться, но Сет уже ни в чем не уверен. Теперь же во рту приятно влажно. Сет судорожно вспоминает, где поблизости расположены аптеки – довезти бы до дома, а там можно запереться в комнате и все сделать незаметно и тихо.

Внезапно что-то хлопает его по лопатке. Не кто-то – Сет быстро разворачивается, но не видит ни скользнувшей тени, ни стоящего позади человека. Никого. Но это заставляет на какое-то время очухаться; Сет бережно убирает аккуратно запакованные кубики в карман и идет к машине.

***

С Ричардом всегда все идет не так. Вернее, когда брат заранее составляет план, и они идут на дело и этому плану следуют, все проходит отлично. Они уезжают, сорвав приличный куш, и потом два или три часа все идет как по маслу. Но пара часов кончается вместе с эйфорией от удачной работы, и Ричард вновь вспоминает, что он несносный мелкий выродок, и обязательно находится повод, по которому можно сцепиться. Ричи, наверное, в этом даже не виноват. Просто они никогда не могли найти общий язык в быту.

Теперь у Ричи появилась новая идея-фикс: уговорить Сета стать «таким, как мы». Он проговаривает это из раза в раз с мимикой и интонациями официанта на каком-нибудь роскошном приеме, типа как…

«Вам принести соль?»

«Что будете заказывать – мясо или рыбу?»

«Не желаете стать кулебрас?»

Сет, блядь, не желает.

Это он и говорит. И много чего еще добавляет, по теме и не по теме. Уже сутки его потряхивает от предвкушения укола, и каждый раз он запрещает себе тянуться к заветному пакетику, все еще лежащему во внутреннем кармане пиджака в шкафу. Сету не до очередного перекоса в мозгу Ричи. Не говоря уже о том, что коричневые забрали у него все, начиная с брата и заканчивая свободой передвижений. Он не может уехать – Ричи нуждается в нем, пусть этого и не понимает. Честолюбивый идиот роет себе могилу и охотно сиганет в нее, если рядом не будет Сета, способного оттянуть за рукав в сторонку.

Ричи советует Сету успокоиться.

Сет советует Ричи пойти нахер.

Коричневые у дверей, пропуская Сета, шепотом советуют друг другу сменить работу.

Этим вечером Сет занимается только делом. Он терпеть не может бумажную волокиту, а вместе с бумажной волокитой терпеть не может Ричи, который его в нее втянул, не говоря уже о том, что, если бы не заебы Ричарда, Сет бы не сидел на героине, а валялся на пляже под голубой агавой с тридцатью миллионами. Кстати, вместе с Ричи.

Сет слегка бьется затылком о стену. Не помогает.

… Они спят в соседних комнатах. Ричи утверждает, что так удобнее – проще контролировать друг друга. Сет не возражает, хотя ему было бы куда удобнее в одной. Это не обоюдное недоверие. Контроль – одна из форм заботы, и, потом, в спящем Ричи появляется что-то удивительно умиротворяющее. Сету было бы проще, если бы он мог повернуть голову и увидеть затылок брата и равномерно поднимающиеся и опускающиеся от тихого дыхания плечи.

Соседние комнаты – нормальная альтернатива. Лучше, чем Мексика – Техас.

Но все это не отменяет того, что засыпает Сет черт знает когда и черт знает как, сбив всю простыню в попытках найти удобное положение. Раскалывается голова, и это ощущается даже сквозь дрему. Сету снится поход за дозой – вот ему в руки попадает пакет, вот он входит в ближайший туалет на заправке, вот достает из глубокого кармана жгут, закрепляет его на плече. Во рту сладко, вкусно; даже при поцелуе нет такого предчувствия, предвкушения, – либо Сет просто никогда ни в одну девчонку не влюблялся толком. Белый кубик плавится в ложке над зажигалкой, и шприц поскорее всасывает пузырящуюся жидкость. Сет приставляет тонкую иглу к вене…

- Сет! – раздается из-за стены тихий сонный шепот.

Сета подбрасывает на кровати. Он заполошно озирается, но в комнате никого нет, зато есть неудовлетворенное чувство бешеного голода и биение крови в висках. От разочарования слезятся глаза. Сет вскакивает и в одной майке и трусах отправляется к двери. Он открывает ее максимально громко, получая особое удовольствие от грохота, с которым она впечатывается в стену. Двух ударов кулаком достаточно, чтобы Ричи появился на пороге – прилизанный, полностью одетый и ничуть не заспанный. Сет с тупой яростью смотрит на него, задрав подбородок. В такие моменты он особенно жалеет, что брат выше на полголовы.

- Зачем я тебе понадобился, придурок? – тщательно сдерживая бешенство, спрашивает Сет.

Ричард выглядит ошарашенным. Настолько, что его лицо даже выражает эмоции.

- Да ты мне нахер не сдался в четыре утра, братец.

- Ты звал меня во сне или нет? – рявкает Сет.

Ричи прищуривается.

- Во-первых, я не спал. Во-вторых, и в мыслях не было, - замечает прозорливо: - с тобой что-то не то.

Сет застывает на пару секунд, а потом бьет – быстро, без замаха. Хоть очки заранее снял – повезло парню. Ричи отшатывается вглубь комнаты, зажимая кровоточащий нос. Когда он поднимает голову, глаза уже горят желтым, а зубы быстро теряют сходство с человеческими.

- Извини, - ровно говорит Сет. – Спокойной ночи.

Он уходит досыпать. Ричард остается на месте – то ли слишком обалдевший от произошедшего, то ли решивший лишний раз не скандалить, чтобы не привлекать ничье внимание. Ему важно, что скажут коричневые. Хотя ни один коричневый не думает о Ричи столько, сколько сам Ричи загоняется насчет чужого мнения о собственной персоне.

Сета это в нем тоже бесит.

… Спустя неделю терпение у Сета заканчивается вместе с силой воли. Уже тот факт, что пакет пролежал в кармане почти десять дней нетронутым – подвиг, от выполнения которого у Сета едет крыша. Это равносильно тому, что ты голодал месяцами, а потом перед тобой положили стейк. Ты ходишь вокруг, смотришь. Все остальное волнует мало – ты можешь думать только о сочном стейке.

Однажды вечером после очередного унылого дня, потому что других теперь не бывает, Сет все-таки открывает шкаф и достает заначку. От предвкушения трясутся руки. Каким-то чудом он достает все, что нужно, не уронив. Раскладывает на кровати упаковку новых шприцов, рассыпающиеся легкие кубики, чистую ложку. Он не может чиркнуть зажигалкой сразу – палец то и дело соскакивает. Когда огонек вспыхивает, Сет тщательно все подогревает и заправляет шприц. Поршень он зажимает по рту, пока лихорадочно снимает пиджак и остается в одной майке. Вены еще не заросли, он маловато кололся, да и не будет перебарщивать – может, удастся делать перерывы подольше, чем раньше. Потерпит.

Сет как следует перетягивает плечо жгутом. Вен нет, приходится поработать рукой. У него они от природы были не особо заметны, даже когда качался; врач в Хилтопе матерился в голос, каждая капельница превращалась в пытку. А, как начал колоться, исчезли на руках через пару месяцев, пришлось ставиться в ноги.

Сет садится на кровать, закатывает штанину, - на ступне более-менее видны. Когда скрипит открывающаяся дверь, где-то в очень дальнем углу черепа мелькает мысль, что надо придумать какое-то оправдание или хотя бы поднять голову и посмотреть, кто пришел, но вместо этого Сет выдергивает из зубов шприц и приставляет его к ноге, надеясь успеть до того, как вошедший среагирует.

Вошедший реагирует быстро – надавить на поршень Сет не успевает. Только чувствует, как его прижимают к кровати всем весом, а потом поворачивает голову и видит перекошенную морду Ричи с пятидюймовыми клыками. Сет рвется в сторону, но не добивается ничего, кроме того, что сталкивается лбом с очками брата. Ричард обхватывает пальцами Сетову шею и шипит, булькая глоткой:

- Лежать!

С клыков качает что-то влажное, попадая на щеку. Хорошо бы слюни, а не яд. Сет задыхается. Шприц все еще в руке. Сет, хрипя, всаживает его Ричи в спину – иголка проходит сквозь ткань пиджака и легко впивается в кожу. Брат закусывает рык. Перехватить шприц, чтобы надавить на поршень, Сет не может – одной рукой продолжая его душить, Ричард фиксирует запястье, прижав к одеялу, и сжимает до хруста костей. Боль приходит запоздало, но ощущается по полной программе.

Ричард ослабляет хватку и выпрямляется. Он тяжело, сорвано дышит. Сет кашляет, пытаясь перевернуться на бок, но Ричи все еще сидит на нем, и не думая сдвигаться с места. Связки, кажется, отказали. Ричи выдергивает из спины шприц, разглядывает его пару секунд и сдергивает иглу. С плохо скрываемой мстительной радостью давит поршень вниз: из широкого отверстия на одеяло стекает желтое. Сет тупо наблюдает. Ричард размахивается и бьет в скулу. Дальнейшее Сет помнит плохо: брат поворачивает его голову набок, прижимает ладонью и, резко склонившись, приникает к шее. Кожа прорывается легко, тем более что впивается он в место прошлого укуса.

А потом запястье, которое брат сжимает, хрустит особенно громко.

Боли Сет уже не чувствует.

***

Сет не знает, через сколько приходит в себя. Даже не понимает, день на дворе или ночь. Шея ноет. По телу разлито странное приятное тепло. Он на пробу сжимает кулак, но получается только согнуть пальцы – мышцы не напрягаются. Комната плавает. Ощущения похожи на те, что бывают после прихода. Накатывает сонливость. Сет еле поднимает веки – в комнате пахнет героином, запах слабо дразнит ноздри.

- Я все выбросил, - доносится голос Ричарда откуда-то издалека. Сет кое-как поворачивает голову – нет, Ричард рядом, но все слышится, как через вату. Брат садится на край кровати и презрительно качает головой. – Как ощущения?

«Как при потере крови», - хочет сказать Сет. Ричи поднимает правую руку, задумчиво разглядывает ладонь. Глаз на ней моргает человеческим круглым зрачком – Ричи прикладывает центр ладони к Сетовым губам.

- Крови ты действительно потерял много.

Сет бессмысленно дергает головой.

- В следующий раз проснешься кулебрас. Я предупредил.

Ричард левой рукой ощупывает собственную спину, неудобно ежится. Сет высовывает язык и трогает им веко на ладони. Брат смотрит исподлобья.

- У тебя хороший слух, братец. Пользуйся им почаще.

Сет вспоминает странный шепот из соседней комнаты, касание в переулке.

Уж чего Сет никогда не предполагал, так это того, что Ричи, с его минусовой эмпатией, станет телепатом. Гребанные кулебрас. Ричи бурчит недовольно:

- У тебя сломана рука. Но в теле еще много целых костей, так что заткнись и не нарывайся.

Он морщится и встает. Глаз на ладони на прощание подмигивает Сету – или это только глюк. Подмигивать, по мнению Сета, не умеет ни один глаз Ричи, в каком бы месте этот глаз ни находился. На прощание Ричи строго замечает:

- Я тебя временно обезболил, но скоро анастезия пройдет. Позовешь.

Сет усмехается – говорить тяжело, связки еле работают.

- Не услышишь.

Ричи, поджав губы, двумя пальцами раздраженно ударяет себя по запястью.

- Как будто есть варианты.

Сет слышит, как за братом закрывается дверь. В комнате темно и тихо. Сет с трудом поднимает левую, здоровую, руку и трогает шею. Клыки проехались по всей длине, пропахав нехилую борозду. Мстительный Ричи, судя по всему, специально постарался – двойная полоса доходит до виска, но не кровит. Правая половина шеи в неглубоких гноящихся ранках. Сет лениво думает, что зря продлевал пламя тогда – все равно останется на долгую память. Справа же шатается зуб.

… С Кейт, конечно, было хорошо.

Представьте, что у вас есть младшая сестра, которая сидит смирно на своей половине комнаты, большую часть времени молчит в тряпочку, тихо занимается своими делами и практически не капает вам на мозги.

Хорошо, что такой младшей сестры у него нет.

@музыка: Le feu initial

@темы: ОЗДР

URL
Комментарии
2016-10-13 в 20:51 

vera_est
Мир - большая помойка, но иногда поподается что-то действительно стоящее!
Очень неплохой фик получился. Не успокоилась, пока не дочитала до конца.
Всё ждала, что Ричи Сета всё же обратит. Но и так получилось вполне гармонично.
Огромное спасибо за фик. Броманс и слеш по Гекко - огромная редкость.

2016-10-14 в 15:17 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
vera_est, обалдеть, кто-то, кроме меня, любит этот броманс!
Про сериал вообще мало кто слышал, а, если и слышали, то обычно шипперят гетные пары, вы правы. Создавалось впечатление, что пишу по этой теме одна, не считая еще пары авторов на фикбуке. Очень рада, что работа понравилась.
У вас еще и Винчестеры в дневнике, красота-то какая, лепота:inlove:

URL
2016-10-14 в 16:42 

vera_est
Мир - большая помойка, но иногда поподается что-то действительно стоящее!
Mihailina, я в сериал влюбилась в том году, во 2-ом сезоне. В 1-ом абсолютно не зашёл он мне.
А вот в 3 оторваться уже не могу. Хорошо развивают братскую линию.
Я, конечно, больше слешер. Но и броманс мне отлично заходит.
На фикбуке ничего практически не нашла. А англоязычных сайтах прочитала всё, что есть. Была очень и очень рада, когда наткнулась на этот фик.
Сериал мне нравится очень. И Ричи и Сэт просто мур-мур.

А я сама очень мультифэндомная. У меня в архиве не только братья. Я даже уже не всё помню, что там есть :)

2016-10-14 в 18:40 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
vera_est, влюбилась я в начале второго сезона тоже, да. Спящий слэшерский ген на время проснулся и сказал, что просто так люди колоться не начинают. Сказал очень убедительно. Пришлось поверить.
Англоязычные тоже прочитала практически все, парочку даже перевела, хотя и не выкладывала) там попадаются классные вещи, на фикбуке они весьма сомнительного качества в основном, на мой взгляд.
Если есть где-то на дайри какое-нибудь сообщество по Гекко... слэш, джен - не суть... *робко* поделитесь им...

URL
2016-10-14 в 21:26 

vera_est
Мир - большая помойка, но иногда поподается что-то действительно стоящее!
Mihailina, на данный момент я ничего не нашла, никакого соо с фиками. На фикбуке просто ничего вообще нет. Или я плохо искала. На англосообществах мне понравилось миди,, которое Ау сразу после укуса Ричи.

2016-10-14 в 22:33 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
Миди в студию, если можно? Напомните, пожалуйста)
на фикбуке их три штуки, и они своеобразные весьма. Вот этот вполне читабелен.
ficbook.net/readfic/2505384

URL
2016-10-14 в 22:54 

vera_est
Мир - большая помойка, но иногда поподается что-то действительно стоящее!
Лучше на ты, если это возможно :)
Огромное спасибо за ссылку. Пойду, гляну.
Миди - "sorry about the blood in your mouth (I wish it was mine)"
Перечитала его раза три. Вполне верибельно, на мой взгляд, получилось.

2016-10-14 в 22:54 

vera_est
Мир - большая помойка, но иногда поподается что-то действительно стоящее!
Лучше на ты, если это возможно :)
Огромное спасибо за ссылку. Пойду, гляну.
Миди - "sorry about the blood in your mouth (I wish it was mine)"
Перечитала его раза три. Вполне верибельно, на мой взгляд, получилось.

2016-10-15 в 00:08 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
vera_est, давай на ты, с удовольствием!
Аааа, читала его! Шикарная вещь. И автор хороший. Переводила у нее этот archiveofourown.org/works/4390520.
*Неужели нашелся еще один русский человек, любящий Гекко, божечки мои*

URL
2016-10-15 в 13:19 

vera_est
Мир - большая помойка, но иногда поподается что-то действительно стоящее!
Mihailina, я ешё кого-то видела у себя в ленте. С гифками по братьям.
Поищу, если найду, обязательно принесу ссылку :)
*ушла смотреть перевод*

2017-02-27 в 16:43 

sacred_save
Милые одиннадцатилетние девочки, люди не делятся на хороших и плохих.
Ричи советует Сету успокоиться.
Сет советует Ричи пойти нахер.


Сет с тупой яростью смотрит на него, задрав подбородок. В такие моменты он особенно жалеет, что брат выше на полголовы.

ну вот вообще не разу не похоже *ржот в голос*

блин, а мне нравится, вот прям очень. и арка красиво закрылась) и даже то, что я слабо представляю себе историю, мне не мешало) спасибо)

2017-02-27 в 17:34 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
sacred_save, да-да, тоже полголовы. Меня преследует эта разница. И у Флинта с Томасом она же))

ыы) я рада, что ты прочла)

URL
   

In memoriam

главная