23:33 

Соприкосновение

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
Итак. *откашливается*
Не первый мой перевод, но первый, который я решилась выложить. И уж точно первая работа, в комментариях под которой я рискнула попросить разрешения на перевод, а автор ответил жизнерадостным "Oh my goodness, YES!". Что я сочла за добрый знак.
На АОЗ: archiveofourown.org/works/9311627

Относительно недавно мне повезло наткнуться на сериал ОА. Он так и называется - The OA. Серий в нем всего восемь, пока вышел только один сезон. Вещь местами своеобразная, но у меня вызвавшая однозначно положительную реакцию. Я рекомендовала бы к просмотру: интересная интрига, запоминающиеся персонажи, зацепившие отношения. Поскольку каждый раз для написания или перевода чего-либо я выбираю фильмы, о которых мало кто мало что слышал, сразу спойлер для несмотревших, чтобы было ясно, о чем работа: слепую девушку по имени Прейри держит в подвале вместе с несколькими другими заключенными некто Хап, поймавший этих молодых людей, чтобы в условиях полной изоляции от мира ставить на них опыты, изучая пережитые ими околосмертные переживания. Прейри почти удается сбежать.



Основные персонажи: Хап, Прейри, она же ОА
Рейтинг: да никакого, что удивительно в их ситуации
Жанры: односторонняя привязанность вместо нормального гета несостоявшийся стокгольмский синдром
Размер: драббл
Примечания: Размышления Хапа после третьего эпизода.

Он не планировал бить ее с такой силой.

У Хапа перехватило дыхание. Он с растущим ужасом следил, как кровавое пятно медленно расплывается у нее на затылке, пачкая светлые волосы.

«Ничего общего с твоими, да?»

Хап с трудом сглотнул. Он опустился на корточки и проверил трясущейся рукой пульс. Кожа у Прейри на шее показалась ему бумажно тонкой, но под пальцами чувствовалось медленное, равномерное биение - доказательство жизни, и Хап со свистом выдохнул. Навалившееся облегчение оказалось почти таким же изнуряющим, как безумие погони, - необходимо было найти беглянку, вернуть обратно.

Стоя на самом краю обрыва, Хап почувствовал головокружение – безумие отступило. Он осознал наконец, как близко Прейри подошла к самому краю – вслепую, и это спровоцировало новые муки совести. Хотелось думать, что он бы испытывал то же самое, окажись на месте Прейри кто-то другой – тот же Скотт, - но врать себе было бессмысленно. Потребовалось время, чтобы вернуть себе прежнюю беспристрастность. Хап с недовольным кряхтением закинул за спину ружьё и подхватил её стройное лёгкое тело на руки.

Хап вернулся к дому, всю дорогу старательно не замечая свою чрезмерно легкую ношу. Ее легкое дыхание касалось подбородка; внутри все переворачивалось, но эти ощущения он игнорировал.

Да, она столкнула его с лестницы, но ее, в сущности, нельзя было винить за это. Хап понимал реакцию «бей или беги», - понимал, пожалуй, даже лучше, чем большинство.

Прейри не умела хитрить и изворачиваться. О ненависти к нему телеграфировало все ее лицо, и Хап был не настолько глуп, чтобы всерьез пытаться доказать ей важность своей многолетней работы, но он совершенно не ожидал, что она застанет его врасплох. Резкого толчка настолько слабого существа, - пусть она и была в бешенстве, - в нормальных условиях оказалось бы недостаточно, чтобы сбить его с ног. Тем не менее, Хап, как идиот, растянулся у подножия лестницы, пропуская насмешки подопечных мимо ушей, а затем услышал отчаянный крик Гомера: «Беги, Прейри!». Это заставило его подняться и, проигнорировав ноющий копчик и сбитое дыхание, метнуться наверх – за ней.

Хап не ожидал, что почувствует обиду, словно от предательства, увидев, как она убегает - спотыкаясь об упавшие ветки и камни, мечтая поскорее убраться отсюда. А потом он увидел, в каком направлении она повернула. Горло перехватило страхом, горячим, уже приевшимся за последнее время, и он помчался следом.

Сейчас, по крайней мере, она была спокойна. И дышала – но Хап не знал, как долго она пробыла за чертой до того, как он смог осмотреть ее. По опыту он знал, как правильно вывести подопытных из строя, но силу удара по голове сложно рассчитать, он мог ошибиться. Хап, нахмурившись, полез за телефоном, легко коснувшись тонких выступов ребер Прейри, и ему все-таки удалось дотянуться до кармана пиджака. Экран треснул; чудом Хап смог разблокировать его и выключил внешние камеры, чтобы остальные подопытные не смогли увидеть, как он несет ее в дом.

Хап оставил без внимания разбитое оконное стекло и направился в лабораторию. Привычно проверив мониторы, он скривился, заметив нескрываемое отчаяние на лицах всех троих. Было бы отлично заставить их задаваться вопросом, тяжело ли она ранена – может быть, вообще мертва. Если бы не его упорство, она бы сбежала… подальше от него.

Хап остановился выдохнуть и попытался создать хотя бы видимость профессионализма. Он сделал мысленную заметку – спросить у Ситро совета насчет собственной… привязанности к одному из подопытных, и только потом пересек коридор и тяжело двинулся по лестнице в комнату.

Хап снова сглотнул, опуская ее на кровать. Ее волосы безвольно рассыпались по подушке веером, и он какое-то время постоял рядом – достаточно, чтобы убедиться, что она не свалится на пол и не поранится еще сильнее, прежде чем поспешил в ванную за аптечкой. Хап сбежал вниз по лестнице в кабинет. Не хотелось давать ей седативное – с ее-то травмой головы, но других обезболивающих под рукой не было.

Его взгляд приковала чашка кофе на столешнице. Хапу даже не нравился кофе, но ему так хотелось побыть на кухне с ней больше необходимого – было в этой домашней рутине нечто очень уютное, как будто… как будто она не была просто объектом изучения. А происходящее не было сбором данных. Сбор данных не имел никакого отношения к наблюдению за блестящими на слабом солнце волосами, желанию вслушиваться в мягкий шум кофеварки, любоваться изящными движениями ее рук, когда она промывала фильтр или ощупывала чашку, проверяя, насколько та заполнена.

Хап услышал низкий гортанный стон сверху. Выругавшись, повернулся к лестнице и помчался наверх, торопливо перепрыгивая через две ступеньки. Он плечом надавил на дверь и резко остановился, изумленно распахнув глаза при виде выгнувшейся фигуры на кровати.

Руки Прейри двигались, словно в танце, плавно разрезая воздух, подчиненные неслышимой музыке или, может, ласкающие лицо любовника. Ее глаза стремительно вращались под веками, а тело покрывала тонкая блестящая пленка пота.

Аптечка глухо ударилась об пол.

Неужели ОКС? Она переживает этот феномен прямо сейчас? Хап нашарил телефон и включил запись, наблюдая, как она прогибается и вновь издает этот низкий звук. Было похоже на имя… может быть, на название места.

Кровь медленно капала с волос Прейри на пуховое одеяло, но Хап едва это замечал – потом, все потом, когда запись закончится, а все увиденное будет тщательно задокументировано. Конечно, он почувствует вину за то, что не сразу занялся ее раной, и приглушенный стыд – именно он причинил страдания этому хрупкому сказочному существу, лежащему теперь перед ним.

Но все это будет потом.

Сейчас же Хап сосредоточился на эксперименте - его полностью подчинила безумная жажда понимания.

URL
Комментарии
2017-01-17 в 20:11 

sacred_save
Милые одиннадцатилетние девочки, люди не делятся на хороших и плохих.
похоже, я все-таки посмотрю, очень ты меня заинтриговала)

Сейчас же Хап сосредоточился на эксперименте - его полностью подчинила безумная жажда понимания. - вот просто ДА. Обожаю такое.

2017-01-18 в 18:52 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
sacred_save, ДААААААААААААААААА

URL
   

In memoriam

главная