Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:51 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
Краткий и очень условный пересказ сериала "Табу". Будет дополняться.



Блуждал по горам британский отряд,
британский отряд неделю подряд,
и там их встретил, говорят,
баран по кличке Барни.
Солдаты смелы, но баран смелей,
они сильны, только он сильней -
вот так баран надавал люлей
сраной британской армии...

суть сериала


Мужик не должен быть красивым. Мужик должен быть добытчиком. И страшным.
Чтоб одна бровь короче другой. Глаза разного цвета. Возможно,
одного вообще нет. Скулятник лопатой. Шрам во все еблище.
Горбатый нос. Губы сжаты в полосочку. Баба должна трепетать при виде мужика.
Чтоб во время секса смотрела на него и думала: "Бля, как страшно.
Быстрей бы все закончилось. Я к маме хочу".

коротко об основной любовной линии


Играет музыка из диснеевского мультика «Красавица и чудовище». Лондон просыпается.

Проститутки: Городок… пара тихих улиц…
Шпионы: Каждый день то же, что вчера…
Зильфа: Ну и кому такая жизнь нужна!
Джеймс: Она, считай, уже моя жена!

Зрители: Вроде «Красавица и чудовище» только в марте должны выйти?
Создатели: А это сериал «Табу».
Зрители: А в чем, простите, разница?
Создатели: У нас играет Харди. И его не нужно гримировать, чтобы получилось волосатое чудовище с клыками в метр.
Зрители: По описанию похоже на бобра.
Харди: Я ШЕРСТЯНОЙ ВОЛЧАРА, БОЖЕ, КАК Я ХОРОШ, КАК МОЩНЫ МОИ ЛАПИЩИ.

В кадре появляется Харди, он же Джеймс Делейни, в ПЛАЩЕ. Плащ развевается на ветру, придавая особое очарование унылому пейзажу, стылой туберкулезной Англии, гнилому Лондону и протокольной роже Харди.

Харди: Чтоб вы знали, на сей раз я играю не разудалого гопника, а сурового и мрачного искателя приключений с тяжелой судьбой. Нечто принципиально отличное от предыдущих ролей!
Зрители: Ого. Прямо новое амплуа. И гашиш, поди, не куришь, и бренди не хлещешь, и за бабами не ухлестываешь…
Харди: Ну… не настолько новое. А если коротко, так я дофига успешный путешественник, вдоволь нагулявшийся там, куда не ступала нога разумного человека.
Фанаты стартрека: Джеймс?
Фанаты черных парусов: Джеймс?
Фанаты фильмов про Росомаху: Джеймс?!
Наивные зрители: Ну Джеймс и Джеймс. Что в имени тебе моем?
Джеймс: Предлагаю устроить КРОВАВЫЙ РАЗГУЛ! Пьянки, убийства, грабежи. Кстати, в наличии – занудная баба, которая однозначно подпортит удовольствие.
Фанаты стартрека, парусов и росомахи: Да ничего. Имя как имя.

Тем временем плащ все еще развевается на ветру, демонстрируя всю загадочную и мрачную привлекательность происходящего. Показывается вся низость Лондона – прям на главной улице совокупляются с собаками, трансвеститами и шлюхами, принц, которого играет Майкрофт Холмс, высиживает страусиные яйца, в церквушке тихо молятся порядочные пуритане с ножами за пазухой.

Джеймс: Думали, я отбросил копыта?
Зильфа: Ну как «думали»… Надеялись.
Священники Лондона: Копыта?
Проститутки Лондона: Это сам дьявол!
Шпионы Лондона: Демон выполз из Ада!
Джеймс: Эм-м… ну типа того. Я закурю?
Все, хором: А-АХ! Он наверняка замышляет нечто зловещее! Готовьте кресты!
Джеймс: И это я еще с корабля не сошел.

Зрители: Мы поняли. Это будет фильм по идее Харди, снятый Харди, спродюссированный Харди и сыгранный Харди, повествующий о том, насколько крут Харди.
Харди: ЛАПИЩИ.
Лондон, в едином порыве, с интонациями массовки диснеевских мультиков: А-АХ!

Морг. На столе лежит труп папани. Джеймс снимает с глаз трупа монетки.

Джеймс: Африка хорошо меня обеспечила.
Зрители: Мы видим.

На похоронах. Люди веселятся, пьют и пируют.

Адвокат семьи Делейни: В этот прекрасный день, господа, я хочу поднять бокал за доброго христианина-демонопоклонника - полусумасшедшего старика, отличного отца, вырастившего двух уродов, и верного мужа, упекшего свою первую жену в психбольницу!
Зильфа: Ура! Да пребудет он в аду!
Торн: Дорогая, он же твой папа.
Зильфа: Вот видишь, как велика моя любовь к родственникам?
Джеймс: Приятно слышать!
Зильфа: Господь Всемогущий!
Джеймс: Еще приятнее!

Гулянка набирает обороты. Харди впервые за сериал улыбается, чем рушит к чертовой матери так любовно выстраиваемый в течении целых десяти минут экранного времени образ сурового и неприступного головореза. Характерный еврейский прищур дополняет картину.

Джеймс: От одного Африка меня не исцелила.
Зильфа: От последствий пережитого менингита?
Джеймс: От любви к тебе, дура.
Зильфа: Это прямое следствие менингита. Тебе бы ко врачу.
Торн: А ЧТО У НАС ТУТ?
Джеймс: Ты кто?
Торн: Ревнивый муж.
Джеймс: Твою мать, Зильфа. Не могла, как все нормальные женщины, левретку себе завести в мое отсутствие? Зачем так радикально?
Зильфа: Левретка – это не современно. К тому же не люблю собак. Особенно всяких кобелей.
Джеймс: Если это был тонкий намек, так не надейся, что я пойму.
Торн: Я все еще РЕВНИВЫЙ муж.
Зильфа: Ах, да. Муж.

Джеймс: Лично я отойду поссать.
Зрители: Потрясающе, а зачем нам эта информация?
Джеймс: Потому что я ПРЯМОЛИНЕЙНЫЙ И НЕ СКРЫВАЮ СВОИХ НАМЕРЕНИЙ. Не терплю лизоблюдов и лжецов! Хотя в этом городе они подстерегают на каждом углу!
Зрители: А всего-то шел пописать человек…

Адвокат: Слыхал, вы чудовище!
Джеймс: Приятно, когда твоя репутация тебя опережает! Так у вас ко мне дело?
Адвокат: Да. Я, как вы понимаете, тоже выходил не поссать – в Лондоне ничего не делается просто так. У меня к вам важный разговор. Папаша ваш завещал вам остров Нутку. Верните его Короне. Я предостерегаю: если решите противиться, у вас будут серьезные проблемы!
Джеймс: Пока вы не сказали последнюю фразу, я готов был согласиться, а теперь – ни за что. Да я тупо из спортивного интереса всех вас поимею.
Весь Лондон: КАК ЭТО НИЗКО И БЕЗНРАВСТВЕННО!
Джеймс: Да, я такой. А ну-ка! Господа, у меня небольшое объявление. Предупреждаю сразу – я страшный человек! У меня нет сердца!
Дворецкий: Молодой хозяин вернулся!
Окрестные собаки: Уи-и, какой классный чувак!
Лошади: Ты такой милый!
Джеймс: Я ЗЛОЙ! Отвалите! Злой! И мне нужна Нутка.
Зильфа: Есть у него сердце. Вот оно, у меня на полочке, в формалине.

Заседание Ост-Индской торговой компании.

Губернатор Суонн: Господа, я теперь глава этой шарашкиной конторы, а не ее жертва. И у нас проблема.
Все присутствующие: Какой ужас! Кошмар!
Губернатор Суонн: К нам приехал ДЕЛЕЙНИ.
Все присутствующие: Какой ужас! Кошмар! А кто это?
Мужичок, похожий на волнистого попугайчика: Сам ДЬЯВОЛ!
Губернатор Суонн: Да? А, судя по документам, этот парень тупо бывший капрал, который на спор дрался с медведями, бухал, как сволочь, и чуть не развалил весь кадетский корпус. Отсюда вывод?
Все присутствующие: Эм-м… в британской армии служат только крайне достойные молодые люди?..
Губернатор Суонн: Неправильный вывод, джентльмены! Правильный – бедные медведи. А вообще я все это к тому, что не представляю, как можно воевать с человеком, поступки которого не поддаются никакой логике.
Трекеры: Вот и клингоны недоумевают до сих пор.
Губернатор Суонн: Словом, нам тоже нужна Нутка. Как и американцам. Джеймс, добро пожаловать в Лондон, достопочтенный сэр!
Джеймс: Французский волк вам достопочтенный сэр!
Губернатор Суонн: Мы можем вас подкупить!
Джеймс: Гусары денег не берут-с.
Губернатор Суонн: Тогда готовьтесь обороняться, Джеймс, и молитесь своим африканским божкам – их помощь вам понадобится!
Джеймс: Готовьте вазелин. Вот уж что понадобится, то понадобится.
Мужичок, похожий на волнистого попугайчика: Хорошо поговорили. Плодотворно.

В той же серии Джеймс отправляется в бордель.

Джеймс: Здорово, шлюхи. Тебя я помню, с тобой я лишился девственности.
Зрители: Фу, как скучно. Мы уж думали, ты и тут отличился.
Джеймс: Короче, вы заняли мое помещение. Выметайтесь.
Главная шалава, похожая сразу на всех героинь песен Аллегровой: Стоп-стоп, куда! Погоди, шальная императрица. Вдруг мы тебе пригодимся?
Джеймс: Действительно, а почему бы нет? Но выметайтесь все равно.
Главная шалава: Зачем ты так стремишься испортить отношения с как можно большим количеством людей? Где твой здравый смысл? Это же неразумно.
Джеймс: Я могу еще неразумнее.
Главная шалава: Все вы так, мужики, говорите. А потом одна неразумность в месяц, и все! Не оправдываете ожиданий!
Джеймс: Да я могу хоть шесть раз за ночь!

Остаток серии Джеймс доказывает, что действительно может не менее шести раз за ночь. К концу первой ночи Лондон воет на одной ноте и думает скопом переезжать в Париж, где из всех бед 1814 года – всего-то Наполеон. Соционики же вспоминают все роли, сыгранные Томом Харди, и понимают, что менять шило на мыло смысла нет.

Джеймс: А еще у меня вроде как есть сын. Возможно, от сестренки.
Зрители: Вау.
Джеймс: А еще я куплю корабль.
Зрители: Вау. Здорово живешь! Ни хрена себе у вас там кризис!
Джеймс: А хуле. Кстати, еще мне надо собрать вокруг себя побольше всякого отребья. Такого, чтобы на их фоне даже я выглядел святым.
Отребье: Ну это ты махнул, конечно. Все-таки ты аристократ.
Джеймс, закидывая ноги на стол: Дай мне, Керя, финку, я пойду вперед.
Отребье: Хотя, в принципе, впишешься.

Попутно у Майкрофта Холмса пригорает от наглости семейства Харди, которые придумали ему роль конченного ублюдка.

Майкрофт: Я – глава правительства! Что я, одного полудурка со шрамом не порешу?
Секретарь: Прошу заметить, что полудурок не хочет порешаться.
Майкрофт: Конечно, не хочет, там же дофига желание жить заметно! Прям тяга к жизни!

Вхлам обкуренный Джеймс сидит дома возле камина в одних трусах и грязной тряпке, почему-то называемой рубашкой, и раскачивается из стороны в сторону.

Джеймс: Меня уже хотят убить. Кто бы это мог быть?
Весь Лондон: Ты сам-то как думаешь, мыслитель?
Джеймс: Я думаю, что хорошо бы выпить бренди!
Дворецкий с бесконечно усталым лицом Альфреда: Сэр, я не думаю, что это… Сэр, вы скоро будете так же, как ваш отец, бегать голышом вдоль Темзы и петь странные песни типа «ой, мороз»?
Джеймс: А ты думаешь, я не смогу?
Дворецкий: Я, сэр, боюсь даже думать такими провокационными фразами, а то ж вы побежите.
Джеймс: И побегу.
Весь Лондон: Ой вей.
Адвокат: Я извиняюсь, видно, что вы сильно заняты, конечно, но, может, побежите попозже? А сейчас пойдемте, расплатитесь с долгами вашего папани. Заодно и с сестрой увидитесь.
Дворецкий: Я рекомендую вам предварительно одеться. Не то чтобы я сомневался в ваших способностях соблазнителя, но трусы как-то доверия не внушают.
Джеймс: Умеешь ты давать ценные советы.

В суде Джеймса встречает толпа поддатых синерожих выходцев из Кунсткамеры, гордо называющихся рабочим классом.

Рабочий класс: Чтоб ты сдох!
Джеймс: *молча высыпает мешок денег на стол*
Рабочий класс: Мы твои фанаты.

Лорна: А я – жена твоего папаши. Приятно познакомиться. Я претендую на наследство. Дом, деньги, машины. Нутка.
Джеймс: Ты что, меня шантажируешь?
Лорна: Да.
Весь Лондон: ОТОМСТИ ЗА НАС.
Джеймс: Охуеть можно. Стыдно должно быть! Это низко!
Лорна: Какая, однако, многогранная личность, я думала, он только морды бить умеет! А в нем, оказывается, умер великий проповедник.
Дворецкий: И даже начал пахнуть.

Вечер, опера. Пиликает скрипка. Зильфа наслаждается волшебными звуками.

Джеймс, тоном Мориарти: Скучала по мне?
Зильфа, громко: Етижи пассатижи!! Кто ж так подкрадывается!

Скрипка затихает.

Зильфа: Извините…
Джеймс: Вижу, что скучала. Ну что, ты там еще не выбрала между мной и своей левреткой?
Зильфа: Что ж ты прилип ко мне, как банный лист?
Джеймс: Ля мур. И вообще, чего ты хочешь от актера, когда-то сыгравшего Хитклиффа?
Зильфа: Ну тут, к счастью, ничего общего!
Джеймс: А как же. Напомни себе об этом, когда будешь валяться на кровати и выть в приступе безумия.

На обратном пути из оперы к Джеймсу подкрадывается наемный убийца. Вернее, Джеймс подтаскивает убийцу за руку, ломает ему руку, ребра и ноги, после чего впивается зубами в горло и выгрызает приличный кусок. Напоследок убийца успевает в порядке самозащиты воткнуть Джеймсу в пузо нож.

Американский шпион: А вот я. Будем знакомы. Я врач и смогу тебя вылечить. Но в обмен мне нужна информация.
Джеймс, выплевывая чужую плоть: Я ничего тебе не скажу. Я могу сколь угодно долго терпеть боль и страдания.
Шпион: Откуда такая уверенность?
Джеймс: А ты мою сестру видел?
Шпион: Мда. Но все-таки давайте я немножко вас попытаю – так сказать, для протокола.
Джеймс: Ладно, я скажу. Я хочу чаю.
Шпион: Англичане такие англичане! Даже на дыбе будете просить свой файв-о-клок.
Джеймс: Мелко мыслишь. Я монополию хочу.
Шпион: Так зайдем в мос игру, купим.
Джеймс: И переговоры с твоим начальством. Лично с Трампом.
Шпион: А больше тебе ничего не надобно, старче? Стать владычицей морскою?
Джеймс: Вообще-то именно этого я и добиваюсь.

Спустя полчаса Джеймс возвращается домой, заляпывая кровью дорогие пыльные ковры.

Джеймс: Нам нужен плотник!
Дворецкий: Травма головы, сэр?
Джеймс: Желудка.
Дворецкий: А вы попробуйте в него поесть. Может, полегчает, а то не жрать уже третью серию – это плохо сказывается на организме.
Джеймс: Цыц. Дело важнее всяких там радостей типа еды и сна! Вместо того, чтобы отдохнуть, я поеду на пристань и сдохну там, свалившись с лодки!
Дворецкий: Зачем?!
Джеймс: А вот так вот! У верблюда два горба, потому что жизнь борьба!

Вечером Джеймс, предварительно разгромив бывшую мамину комнату и съездив в психбольницу (не то могилку мамы навестить, не то самому провериться), отправляется в бордель. Мужской. С трансвеститами. Один из которых – несчастный Годфри, секретарь Ост-Индской компании.

Джеймс: Здорово, полумуж.
Тирион: Не надо подменять понятия…
Джеймс: Я хочу, чтобы ты работал на меня и стучал обо всем, что происходит в кабинете главы компании.
Годфри: Шантаж?
Джеймс: А то.
Зрители: Чувак, ты в самом начале с пеной у рта клялся, что прямолинейный, как оглобля.
Джеймс: А еще я клялся, что стою за свободу выбора, но это же не значит, что я отстану от женщины, когда она этого просит. Итак, как друг другу – либо ты соглашаешься на меня работать, либо я выдаю твою тайну.
Годфри: Я несчастный трансвестит с поломанной судьбой. Последние десять лет я загибаюсь от любви к тебе, а тебе на меня плевать!
Джеймс: Прости, чувак, но я уже третью серию толкаю тот же монолог сеструхе. Угадай, что она мне отвечает?
Вопль из соседней комнаты борделя: Да пошел ты, гнусный извращенец!
Годфри: Ох, Джимми.
Джеймс: Ты смотри, угадал.

Джеймс: Я напишу.
Зильфа: Я не прочту.
Джеймс: Я приду к тебе домой.
Зильфа: Я не открою.
Джеймс: Я люблю тебя!
Зильфа: Вот только не надо мне угрожать!

Тем временем Лорна решает, что надо переехать к Джеймсу, потому что чем больше мужик похож на бандита и морального разложенца, тем ближе этот образ к принцу из ее грез.

Джеймс: Зачем мне в доме женщина?
Лорна: Не знаю… создавать уют!
Джеймс: Меня не интересует уют! Если бы меня интересовал уют, я играл бы Бильбо Беггинса!
Лорна: А что вас интересует?
Джеймс, припомнив свои прогулки по моргу, общение с мертвыми, разговоры с духами и внешность сестры: Покойники.
Лорна: Вот незадача. Я-то живая.
Голос мертвой разукрашенной бабы, подозрительно похожей на Зильфу, у Джеймса в голове: Возьми ее к себе жить! Возьми! Впусти ее!
Джеймс: Отвали! Отправляйся в вереск, из которого выползла!
Голос: Но я не из вереска!
Джеймс: Это готический сериал! А в готических фильмах про Англию все вылезает из вереска! Ай, ладно, хер с тобой, оставайся.
Лорна: Оу. Он так рад меня видеть, так возбужден. Даже пытается побиться головой о каминную полочку. Знак большой симпатии!

Торн: Я прочел в газете, что вы купили корабль. Вам нужна помощь?
Джеймс: Даже близко нет.
Торн: Ну и отлично, потому что я пришел не ради этого. Просто хочу поделиться, какова в постели ваша сестра.
Джеймс: …
Торн: Еще бы. Так вот, она просто зверь! Мне кажется, что подо мной бьется что-то нечестивое, а моя обязанность – наказывать ее! Кстати, вы не задумывались, каким образом ей удается трахнуть партнера, который ее насилует?
Джеймс: …
Торн: Женщина-парадокс. В конце хочу добавить, что меня приводит в экстаз тот факт, что со мной она спит каждую ночь, а вам не дает уже десять лет. Почему вы молчите?
Джеймс: Честно говоря, впервые за весь этот гребанный сериал я настолько охуел от чужой смелости, что у меня даже слов нет.
Торн: Ну тогда всего доброго.

Вскоре после этого Лорна отправляется на работу в театр, где отыгрывает свою роль в пьесе про Наполеона, вопит что-то о жестоком диктаторе и, дождавшись, пока зрители проведут верную параллель, косится на Джеймса. Тот философски пожимает плечами. Лорна выходит из театра.

Лорна: Я такая порядочная. Я такая классная. Золото, а не девушка. И так высоко себя ценю! Я не какая-то там шлюха!

Мимо проезжает карета, оттуда высовывается голова.

Голова: Почем?
Лорна: *садится в карету*

В карете оказывается лесбиянка, которая по пути пытается изнасиловать Лорну. Лорна отбивается. Ее привозят в пункт назначения, где тоже пытаются изнасиловать – видимо, это единственное, на что у жителей Лондона хватает фантазии. Лорна отбивается, но безуспешно. Однако спасение приходит в лице Джеймса. В очень перекошенном лице.

Присутствующие: Мы богатые влиятельные люди! Тебя вздернут на виселице!
Джеймс: Буду только рад!
Присутствующие: Что?
Лорна: Что?
Джеймс: Гм-м. В смысле, всем стоять спокойно, пока я в вас целюсь и совершаю благородный поступок исключительно из желания помочь даме.
Лорна: Мой герой!
Зрители: Way back in days of old there was a legend told about a hero known as Galavant!

Чуть позже Лорну забирают в тюрьму, где она героически терпит очередные обещания ее изнасиловать и развязывание корсета. Последнее, очевидно, травмирует ее особенно сильно. Однако Лорна героически терпит всяческие притеснения в ожидании верного рыцаря, который ее спасет. Рыцарь спасает.

Джеймс: Ладно. Из-за того, что по моей вине тебя едва не отымели всей тюрьмой, дворецкий купит тебе букет.
Лорна: А он знает толк в соблазнении!
Джеймс: Кстати, об этом.
Зильфа: Черт.
Джеймс: Да-да.
Зильфа: Ч-черт!
Джеймс: Он самый.
Голос за кадром: Арабская но-очь! Волшебный восто-ок!

Зильфа пытается изобразить покойницу, причем весьма успешно, но забывает о специфических кинках брата, поэтому способ срабатывает с точностью до наоборот.

Зильфа: Отлызни, я сплю! Отче наш, сущий на Небесах…
Джеймс: Ты серьезно, что ли? Спишь? Сейчас?!
Зильфа: Я умею в ментальные подсрачники. Убирайся из моей головы!
Пьяный Торн: А вот и я!!
Зильфа: Еще один. Что вы паломничество устроили, сплю я!
Джеймс: Блядь, ты серьезно?! Вот тупо спишь?! Я думал, мое самолюбие пострадало, когда твой муж приходил рассказывать охурмительные истории о вашей постельной жизни; так вот я никогда еще так не ошибался!
Торн: Давай-ка я тебя изнасилую!
Зильфа: Давай. Все равно, по ходу, женщинам в девятнадцатом веке было нечем больше заняться.

Джеймс тем временем находит химика, чтобы сварить порох. Чтобы таки наколоть Англию. Изготовление пороха подразумевает кражу селитры. Что, соответственно, подразумевает лихой грабеж и убийства. Мимо чего, соответственно, Джеймс пройти не может.

Лорна: Кстати, скоро будет бал.
Джеймс: Женщина, не танцую, женщина, я не танцую.
Лорна: Жаль. Но там наверняка будут какие-то шпионы.
Джеймс: Бал так бал. Платье найдем.
Лорна: А карета? Извозчик?
Джеймс: Забирайся в тыкву на козлы и не делай мне нервы.

На балу младший лейтенант страшный человек Джеймс стоит в сторонке, отвлекаясь только на диалог с сестрой и шантаж двух шпионов, пока о существовании Джеймса не вспоминает бухонький Торн.

Торн: Они СПАЛИ!
Все: Какой ужас.
Торн: Брат с сестрой!
Все: Кошмар. Как дальше жить.
Торн: Я что, один тут нормальный человек, которого это смущает?
Все: Ну… как бы…
Торн: Скоты! Я требую удовлетворения!
Джеймс: Я тоже, но кого это волнует?

Джеймс культурно выволакивает Торна на улицу. Вокруг спорящих собирается толпа.

Толпа: Как интересно живут люди.
Джеймс: Что вы все приперлись сюда? Тут не Дом-2!
Толпа: Так время темное. Телевизоров еще не изобрели.
Торн: Так, ну-ка удовлетворите мою жажду крови быстро!
Джеймс: Ну пойдем, противный. Удовлетворю.

Утро. Остров, мелкая река. Вброд по реке идет бедолага Лорна.

Боу: Люди-ублюди!! Нет бы меня в лодку взять! Джеймс, ты урод.
Джеймс: Это да. А что ты здесь делаешь?
Лорна: Ну, изначально я сюда тащилась, потому что влюблена, волновалась за тебя. А сейчас, после прогулки по ледяной воде, я просто хочу посмотреть, как тебя застрелят.
Мужик в черной шляпе, похожий на Зарецкого: Сходитесь, господа!
Торн: Я убью тебя, исчадие ада!
Адвокат: Да хватит ему льстить! Стреляй уже!
Торн: *стреляет*
Пуля: *попадает в грудь*
Лорна: *отжимает платье*
Джеймс: *отряхивается*
Торн: Да как так-то!
Джеймс: Как-как. Пистолет не заряжен. Потому что ваш секундант пашет на Ост-Индскую компанию!
Весь Лондон: Какой он умный и проницательный!!

Джеймс стреляет, секундант падает. Дуэлянты живы-здоровы.

Англия: Вы такой восхитительный, к тому же так хорошо нас поимели, что мы вас зауважали!
Америка: Мы тоже, ведь вы так хорошо поимели Англию!
Джеймс: Я аж сам в восторге от своего благородства! Все удовлетворены?
Торн: Кроме вас, потому что она все еще моя жена, лол.
Джеймс: Молись, Ленский. До скорого. Боу?
Лорна: Опять бродом, что ли?!
Джеймс: Радуйся, что к лошади не привязываю.
Лорна: Пистолет мне дайте. Заряженный. Живо.

Торн возвращается домой.

Торн: Встречай мужа, неверная!
Зильфа: Какое счастье, что вы друг друга не убили!
Торн: Я его когда-нибудь достану!
Зильфа: Пока ты достал только меня. Лучше бы я была сиротой и вдовой. Кстати, это мысль! Жаль, у меня пока нет повода тебя убить…
Торн: Хм. А давай так – ты позовешь своего брата во сне, я тебя изобью и изнасилую, потом распну на ковре и подвергну всяческим унижениям, а потом ты возьмешься за стилет?
Зильфа: Отличный вариант. Так и поступим. В крайнем случае… Джеймс!
Джеймс: Что?
Зильфа: Ты же все еще демон-исчадие-бла-бла-бла?
Джеймс: По форме, пожалуйста!
Зильфа: Джеймс, брат мой, ты все еще то самое дьявольское отродье, вылезшее из самых глубин ада, чтобы покарать нечестивых и пожрать души грешников?
Джеймс: Под романтическим сиянием кровавой луны.
Зильфа: Под романтическим сиянием кровавой луны, павлин ты тщеславный! Я тебя по-человечески спрашиваю, ты готов мужа моего прикончить, если что, или нет?
Джеймс: А, может, я уже тебя разлюбил! Может, у меня баба новая! Лорна!
Лорна: Что?
Джеймс: Ты же баба?
Лорна: Спасибо, что заметил. И года не прошло.
Джеймс: Вот!
Зильфа: Печально. Ну ладно. Баба так баба.
Джеймс: А сцена ревности?
Зильфа: Извини. Устала, голова болит. И у меня эти дни.
Джеймс: Какие, блядь, дни, сестренка?
Зильфа: Когда я устала и у меня болит голова!

Лорна: Это же никогда не кончится?
Зрители: Потерпи. Еще три серии. Может, тебе повезет, и тебя прикончат раньше.

URL
Комментарии
2017-02-05 в 21:48 

Jan Stern
well I stepped into an avalanche, it covered up my soul
Так-так! Нет, я, конечно, собирался смотреть оное в любом случае. Но теперь собираюсь несколько более, ээ, интенсивно :eyebrow: шерстяной волчара ыы))

2017-02-05 в 22:21 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
Jan Stern, рада, что удалось простимулировать:nechto:
а в целом отличный сериал, всем его рекомендую, да.

URL
2017-02-08 в 20:16 

sacred_save
Милые одиннадцатилетние девочки, люди не делятся на хороших и плохих.
ну что, я в очередной раз разбудил всех своим гомерическим хохотом, срывающимся на восторженный визг)
Это прекрасно)

Твою мать, Зильфа. Не могла, как все нормальные женщины, левретку себе завести в мое отсутствие? Зачем так радикально? - эта фраза сделала мне день)) действительно, Зильфа, какого хрена?

Джеймс: И это я еще с корабля не сошел.
Настоящий самурай ......:lol:

Окрестные собаки: Уи-и, какой классный чувак!
я готова поддержать собак, животные херни не скажут!

Дворецкий: Травма головы, сэр?
Джеймс: Желудка.

....или все же головы?..

Лорна: Оу. Он так рад меня видеть, так возбужден. Даже пытается побиться головой о каминную полочку. Знак большой симпатии!
Ты просто мысли моего учебника по паталогической анатомии чревовещаешь))

Голос за кадром: Арабская но-очь! Волшебный восто-ок!
вспомнил сюжет, укатился под стол повторно):vict:

2017-02-08 в 21:08 

Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
sacred_save, вааааааааа
*режим счастливой лужи*

URL
2017-07-16 в 09:12 

Соджар
"Смешно упустить врага, а потом бежать по его следу." Ибн Ямин
Ох, у Вас манера рекламировать фильмы так, что после прочитки тянет посмотреть.

Джеймс: Думали, я отбросил копыта?
Зильфа: Ну как «думали»… Надеялись.

Ага, надежды юношей питают. Только вот удовлетворения не дают.

Джеймс: Ладно. Из-за того, что по моей вине тебя едва не отымели всей тюрьмой, дворецкий купит тебе букет.
Лорна: А он знает толк в соблазнении!

Это без всяких сомнений. Прямо чмо... в смысле - мачо.

Джеймс: Ты же баба?
Лорна: Спасибо, что заметил. И года не прошло.

Ну так заметил же! Чего возбухать-то и обиженную строить?

Зрители: Потерпи. Еще три серии. Может, тебе повезет, и тебя прикончат раньше.
Не-а. Лучше не надо. А то Джеймс - при его пристрастии к мертвякам - вообще не отвяжется.

В общем, спасибо за позитивный настрой с самого утра!

   

In memoriam

главная