Mihailina
поднять электродвигатель! (с)
Всерьез не воспринимать. Но в фильме было столько забавных моментов, что грех не высмеять.
Немного о том, как тяжела жзн Альфреда:



Эпиграф:
- О, эта сладкая мука, не видеть тебя, но знать, что ты там и ждешь меня, нуждаешься во мне...
- Твою мать, Петрович, заебал, посвети фонариком! (с)


Титры. В переулке в очередной раз убивают родителей Брюса Уйэна. Им мало кто сочувствует – во-первых, папу Брюса играет Комедиант, во-вторых, кадры их смерти показываются в каждом фильме про Бэтмена уже лет сорок.

Мрачный голос Бэтмена: Во сне летучие мыши вознесли меня к свету… Какая прекрасная ложь.

Играет максимально подходящая музыка – «Hurt» Джонни Кэша.

Скептический голос Супермена: Погодите. То есть я должен проникнуться сожалениями этого маньяка? Я как бы не гувернантка из Ловуда. Не по адресу.
Голос режиссера: Хотелось бы, Кларк. Ты как бы должен поспособствовать его исправлению.
Скептический голос Супермена: Это будет до-олгий фи-ильм.
Любэ на заднем плане: Такая работа… вот така-ая работа…

Метрополис. Сражение Супермена с Зодом. Центр города в руинах. Из вертолета выпрыгивает миллиардер Брюс Уэйн, щетина которого героически развивается на ветру.

Голос за кулисами: Он же Бэтмен, он же Темный Рыцарь, он же Кошмар Готэма. Характер нордический, отважный. Беспощаден к врагам Готэма. Легко поддается манипуляциям, страдает легкой формой алкогольного психоза и тяжелой формой параноий. Не женат — и слава Богу, а то супруга вертела бы им, как хотела! К оперативной работе ни черта не пригоден...
Бэтмен: Не понял?!
Голос за кулисами: Нордический, говорю.

Бэтмен запрыгивает в срочно поданную к вертолету машину и едет в самый эпицентр сражения. В одиночку. Без брони.

Голос за кулисами: Потому что он Темный Рыцарь и не боится удара бетонной балкой по голове.
Зрители: Правильно. Хуже балка все равно не сделает.

В Метрополисе рушатся здания.

Бэтмен: Быстро уходите из офиса!
Подчиненные: Как хорошо, что ты позвонил! Мы сами бы не догадались!

Нарушая все возможные правила дорожного движения, Бэтмен мчится спасать своих верных баранов, попутно став причиной пары аварий, потому что люди на дороге – не повод сбросить скорость. Он оказывается в самом эпицентре сражения криптонцев, находит там маленькую девочку с плюшевым медвежонком, специально поставленную режиссером в ожидании Бэтмена, и лошадь, и спасает обоих, отодвинув девочку в сторону, потому что девочка слишком туго соображает, чтобы отойти на метр вбок самостоятельно. Под завалами обнаруживается один из сотрудников фирмы Бэтмена.

Сотрудник: Мистер Уэйн, вы-то зачем сюда примчались?
Бэтмен: Чтобы быть в гуще событий. Честно говоря, мне тупо нечем заняться, а прожигать жизнь надоело. Богатые тоже плачут, все дела. Знаешь, деньги не приносят радости, а убийства и пытки приелись…
Сотрудник: Мистер Уэйн, я, конечно, понимаю, насколько ничтожны мои проблемы по сравнению с вашими, но я не чувствую ног.
Бэтмен: Какой кошмар! Но ты держись там. Здоровья тебе, хорошего настроения.

На экране появляется титр «восемнадцать месяцев спустя».

Зрители: Восемнадцать месяцев тяжелых тренировок, обещаний отомстить за погибших подчиненных, работы над собой? Восемнадцать месяцев сбора сведений о криптонцах? А в результате - разработанный четкий план по уничтожению Супермена?
Голос из-за кулис: Даже близко нет.
Зрители: Так чем же ты занимался полтора года, позволь спросить?
Бэтмен: Поддерживал статус звезды. Знаете ли, много времени отнимает!

Слышится бульканье, пересыпание таблеток из баночки в руку и вопли «поехали кутить в номера».

Бэтмен: … и здоровья.
Зрители: Да. Тяжко тебе.

В море отыскивают криптонит, потому что криптонита на Земле – хоть жопой жуй, каждый дурак может найти кусочек. Собственно, и нырять-то было необязательно. Где-то в Африке Лоис Лейн влипает в неприятности из-за своего длинного языка. Опять же, могла бы в Африку для этого и не ехать. Появляется Супермен и спасает Лоис, в благодарность за что и получает скандал дома.

Лоис: Мы с тобой живем вместе, а от тебя никакой нежности не дождешься, окромя спасений! Когда у тебя ближайший пон-фарр?
Супермен: У криптонцев не бывает пон-фарров.
Лоис: Жизнь моя жестянка.

Супермен в качестве извинения влезает в ванну, где сидит голая Лоис, в ботинках.

Нормальные женщины: Пошел вон, с-скотина!
Лоис: Возьми меня прямо тут.

Тем временем до зрителей медленно доходит, что смертоубийства в Африке, спонсирование боевиков и вот это вот все было ради того, чтобы подставить Супермена. А разработал этот великолепный план, построенный исключительно на случайностях, Лекс Лютор. Вопрос, как Супермен нашел Лоис и появился в самый подходящий момент, остается открытым.

Лоис, в промежутках между поцелуями: А вот был бы ты гений-миллиардер-плейбой-филантроп, ботинки бы снимал! И подарки бы дарил! И нежные слова говорил!

Тем временем в поместье Уэйнов гений-миллиардер-плейбой-филантроп просыпается с адского похмела, обнаруживает сонную бабу на соседней половине кровати и метким ударом ботинка сталкивает ее на пол. Слышится смачный шлепок.

Лоис, вся в своих мыслях: Вот была бы романтика!
Супермен: И что я в тебя такой влюбленный.
Лоис: Не знаю. Может, все дело в том, что тебе вообще нравятся повернутые на своей работе люди, которые ничего тебе не рассказывают и имеют репутацию неуравновешенных циников?
Супермен: Может быть. Это бы многое объяснило.
Лоис: Так мы займемся сексом или нет?
Супермен: Можно бы, но ты подняла такую интересную тему… Я должен все обдумать!

Над Метрополисом в небеса взлетает отчаянный вой Лоис Лейн и смешивается с тихим старческим стоном, последние лет двадцать витающего над Готэмом. Учитывая, что Готэм и Метрополис разделяет тонюсенькая полоска воды (благодаря чему создается впечатление, что Готэм – неблагополучный район Метрополиса, куда не залетает даже Супермен, – что-то типа Люберец), вой и стон счастливо воссоединяются в стратосфере.

Альфред: Надеюсь, следующее поколение Уэйнов не унаследует пустой винный погреб. Жениться вам, барин, надо.
Бэтмен: Следующее поколение? Мне сорок пять, и я все еще холост. Тебя это ни на какие мысли не наводит?
Альфред: Наводит.
Бэтмен: Правильно, потому что я – сама ночь, и не создан для семейной жизни.
Альфред: Я подумал немного не об этом. Кстати, вы приглашены к Лексу Лютору. Ни на что не намекаю, но это молодой красавец, которого играет Джесси Айзенберг. Гений, миллиардер, филантроп… холост.
Бэтмен: Смеешься? Он же конченная сволочь. К тому же злопамятная.
Альфред, с нотками истерики в голосе: Ну а где я найду порядочного красавца-гения без вредных привычек, готового все вам простить?!

По телевизору показываются последствия противоправных действий Супермена. Супермен стоит в окружении толпы, благородный и непонятый, пока на него нападают репортеры. Лицо Альфреда озаряет надежда.

Альфред: О.

Тем временем Лекс Лютор устраивает пышный прием.

Лютор: Боевики перестреляли друг друга, а мы обвинили во всем Супермена! Муахаха!
Зрители: Супс же даже не пользуется пулями. Кстати, пули - из особого металла, который производит только Лекскорп. Дорогой, ну очень тупо.
Лютор: Это неважно, я все равно чертов гений. Ахахахаха! АХАХАХАХА! Хотите конфетку?

С галерки раздаются тихие задумчивые голоса.

Первый голос: Я не понял... Что это за переодетый Джокер?
Второй голос: Спокойно. Скоро все закончится.
Первый голос: Эй, Кларк, у тебя же еще есть лазеры в глазах? Давай, шмальни в висок, я больше не выдержу.
Второй голос: Еще каких-то два с половиной часа, и все закончится, Лекс, потерпи.
Первый голос: Я хочу обратно в комиксы-ы.

Бэтмен выходит из шикарной машины. Женщины укладываются ровными штабелями по краям ковровой дорожки. Супермен поджимает губы и поправляет очки.

Супермен: Кто это?
Зрители: Хреновый же ты журналист. Это Брюс Уэйн. Владелец вашей газеты и твой начальник.
Супермен: А-а… Ну, это объясняет его нервный тик.
Зрители: Это очаровательная кошачья усмешка, слепошарый ты зануда.

На приеме Бэтмен в виде плейбоя и филантропа пробирается к подвалам, чтобы украсть у Лекса нужную информацию, а, когда его обворовывает симпатичная амазонка по имени Диана, спешит за ней. Его перехватывает очкастый журналист, глаза которого мерцают непонятными отблесками – то ли совести, то ли лазера, причем мерцают так, что немудрено перепутать.

Супермен: Вам не кажется, что Бэтмен – глубоко безнравственный человек? И я ни на что не намекаю, но, знаете ли, и на вашем холеном челе нехило проступает печать порока! Вы не думали, Брюс, что ведете себя неправильно? Что жизнь ваша катится под откос, и нет в ней света и радости?
Бэтмен: Ну, знаете ли, Новосельцев!

В наушнике Бэтмена слышится свист и звуки фанфар, перемежающиеся счастливым старческим хихиканьем. Диана перестает убегать, оборачивается и недоуменно наблюдает за спектаклем. Лекс Лютор прекращает говорить и тоже переключается. Вслед за ним оборачивается толпа присутствующих. Нимб над головой Супермена тускнеет, но не гаснет.

Сумермен, пристыженно: Извините.
Бэтмен: Как с тобой Лоис уживается, не понимаю.
Лоис: Это не жизнь!

И снится Разину дно И мальчики кровавые в глазах И приходит к Бэтмену видение, в котором он висит, закованный в цепи, а к нему неспешной походкой приближается Супермен. Играет главная тема из «50 оттенков серого». На галерке старик Фрейд лежит с сердечным приступом, случившимся от счастья – так точно его книги еще никто и никогда в формате супергеройского кино не экранизировал. Супермен небрежным жестом срывает с Бэтмена маску.

Супермен: В смерти Лоис виноват ты!
Бэтмен: И что теперь, пытки, унижения, зондирование?
Супермен: Фу, Брюс. Ну фу.
Бэтмен: Просто спросил.
Зрители: А что, Лоис умерла?!
Режиссе: Что вы, конечно, нет.
Зрители: Черт.

Бэтмен приходит в себя от чужого вопля. Из дыры в стене к нему тянет руки педиковатый мужичок в малиновом берете костюме. Развивающаяся бороденка деморализует бедного Бэтмена окончательно. Выясняется, что это Флэш.

Флэш: Лоис Лейн!!!
Бэтмен: Какая, на хер, Лоис?!
Флэш: Лоис у нас, слава Богу, одна. Нет времени объяснять! Найди нас, Брюс!

Бэтмен просыпается вторично с громким воплем. Тем временем Супермен в виде репортера-чмошника с ужасом рассматривает присланные Лексом Лютором фотографии, где распотрошенный преступник с клеймом Бэтмена на груди валяется посреди камеры. Под фото красуется надпись: последствия Бэтменовского правосудия.

Супермен: Откуда вообще берутся такие моральные уроды?
Зрители: Его папа – Комедиант из «Хранителей», а дворецкий – Александр Борджиа… Еще вопросы?

Бэтмен: Почему мне снится всякая херня? То Супермен меня в чем-то обвиняет, то родительские могилы плачут кровавыми слезами – может, это знак, что я живу неправильно?!
Альфред: А то, что я тут обвиняю и плачу, вам, конечно, не знак.
Бэтмен: Ну что еще?
Альфред: Мастер Брюс, я не вечный. Жизнь моя близится к закату... последние лет тридцать... А как я умру, если вас оставить не на кого?
Бэтмен: Я справлюсь. Мри спокойно.
Альфред: Кто вам будет готовить? Полы мыть? Помогать в бэт-пещере?
Бэтмен: Найду какого-нибудь мальчика, делов-то.
Альфред: Мальчики ваши мрут, как мухи. Вообще что за манера - тащить в дом смазливых беспризорников? Подцепите еще какую-нибудь заразу...
Бэтмен: Ну что поделать, не ладится у меня с девочками!
Альфред: Сердечно надеюсь, что последние несколько реплик никакой проныра-репортер не записывал на диктофон, а то конец репутации.

Щелкает кнопка.

Супермен: Разумеется, я ничего не записывал, это было бы грубое нарушение журналистской этики. Лоис?
Лоис: Это будет бо-омба-а.

Бэтмен решает отследить ценный груз, который доставляют Лютору – криптонит. Он даже прицепляет жучок на железную коробку, но вместо того, чтобы тихо-мирно потом коробку выкрасть, устраивает пальбу и непотребства на улице. К счастью, Готэм – не Москва, нет пробок, а то была бы куча трупов.

Бэтмен: Йи-иха-а.
Контрабандисты: Мама!

Кровавые пострелялки отменяет Супермен, ласково пнув коленом бэтмобиль. Тот удачно вписывается в стену. Бэтмен задыхается, машина дымится, вокруг расхаживает, заложив руки за спину, Супермен.

Супермен: Ты понимаешь, что поступаешь неэтично?

В машине что-то взрывается. Сыпятся искры.

Супермен: В высшей степени неэтично.
Бэтмен: Так. В жопу криптонит.
Супермен: Не надо…
Бэтмен: Я тебя голыми руками изуродую. Нельзя вмешиваться в отношения мужчины с его машиной! Это личное!

Вскоре после этого Супермена вызывают в суд, который благополучно взрывается вместе с людьми. Супермен помогает выносить мертвых и чуть живых.

Супермен: Быть может, я не такой уж герой, если не могу защитить тех, кто находится совсем рядом со мной? Быть может, я слишком идеализирую окружающий мир? Слишком строго сужу? Может быть, пора задуматься о будущем…Полечу в Арктику! Во льды! Из-за меня погибли люди! Отпусти-и и забу-удь!
Зрители: Ой вей.

Тем временем Бэтмен тренируется дома. Естественно, максимально бесполезными, но максимально эстетичными способами - без футболки.

Зрители: Нам не хватает в фильме рейтинга.
Зрительницы: А нам норм.

Тем временем Бэтмен продолжает тренировки: подтягивается на турнике, жмет штангу, экспериментирует с каким-то зеленым порошком. И все это, обвешавшись ржавыми цепями. Зрители окончательно убеждаются, что вкусы мистера Уэйна весьма специфичны, и простым людям их не понять.

Супермен: Красавец, красавец.
Режиссер: Вообще-то это все делается не для красоты, а чтобы стать сильнее тебя.
Супермен: Серьезно? То есть полтора года он не делал ничего, а завтра бой, так что надо за день все восполнить? И потом, бэтмобиль я сломал пинком. Представьте, что я могу сделать с этим человеком?

В зале загораются огоньки глаз - это слэшеры, пришедшие на фильм, собственно, потому, что как раз хорошо все представили еще по трейлеру. Супермен неуютно ежится и пытается сдуться, но супергеройскую осанку никуда деть не получается. Супермен понимает, что все, что он сказал, будет использовано против него, и репутация загублена навеки.

Бэтмен: Моя машина-а-а. Все… хватит с меня.
Альфред: В смысле?
Бэтмен: Все, кончился род Уэйнов. Пойду сложу буйну голову.
Альфред: Оно и правильно. Поправлю на ней прическу – обратно прикрутите.
Бэтмен: Альфред, ты не понимаешь? Я умирать иду.
Альфред: Не опаздывайте к ужину.
Бэтмен: Хоть бы отговорил, что ли!
Альфред: Да идите уже. На месте вас и так отговорят. Крылья и нимб я передарил мистеру Кенту, так что теперь это его обязанность, а я отдохну наконец-то.
Бэтмен: И кто же этот мистер Кент?
Альфред: Красавец. В полном цвете лет. Поклонник Канта и поэт. Всегда восторженная речь и кудри черные до плеч.
Бэтмен: Исчерпывающе.

Слетав в Арктику и там поговорив с призраком погибшего отца – судя по всему, на Супермена чихнул Бэтмен – Супермен возвращается, чтобы спасти Лоис, в очередной раз падающую с крыши, куда ее затащил Лютор.

Супермен: Я не стану избивать тебя, хотя ты этого и заслуживаешь!
Лоис: Это ты мне?!
Супермен: Хотелось бы, но нет. Слышал, Лютор? Я и пальцем тебя не трону.
Лютор: Что?!
Супермен: Я буду медленно уничтожать тебя равнодушием.

С галерки слышится горький вздох.

Виноватый голос: Ну не надо, Лекс. Я же тебя посадил в конце концов.
Второй голос: Ну да, хоть что-то!! Десять лет пришлось надрываться!

Лютор: А там, через залив, у тебя сегодня свидание. Его чувства созрели.
Супермен: Фу.
Лютор: И ты полетишь к нему!
Супермен: Никуда я не полечу. У меня невеста есть.
Лютор: И вы с ним будете биться!!!
Супермен: Слава те, Господи. Биться – это ладно, я не против. Но меня бесит сама мысль, что лететь туда надо по твоему приказу.
Лютор: У меня в заложниках твоя мать.
Супермен: Как легко меня шантажировать. Даже обидно. Бэтмен! Эй! Хотелось бы узнать о нем побольше.
Лютор: Куда уж больше? Свет решил, что он умен и очень мил!
Супермен: Исчерпывающе.

Идет ливень. В качестве саундтрека играет песня Юрия Антонова «Если в дождь такой ждать ты будешь…».

Супермен: Извини, опоздал. Пробки.
Бэтмен: Какие пробки? Я тебя жду сорок минут.
Супермен: Ну прости, прости, пожалуйста. Ой, а что это? Криптонит? Это мне? Как приятно!
Режиссер: Твари!!
Кавилл и Аффлек: Простите. Ну текст в сценарии реально унылый.
Режиссер: Без гонорара останетесь.
Супермен, в голос: Умри, исчадие ада!
Бэтмен, в голос: Умри, дитя небес!
Лютор, в голос: СЕГОДНЯ СХЛЕСНУТСЯ В БИТВЕ НОЧЬ И ДЕНЬ!!!
Мама Супермена: Лучше бы меня убили, чем знать, что я вырастила такое пафосное чмо.

Начинается драка, представляющая собой довольно странное действо. Супермен пытается поговорить, но не может связать двух слов. Бэтмен пытается вести себя по-взрослому, но вместо этого невразумительно рычит и всячески нарывается. В итоге Супермен швыряется Бэтменом во все встречные стены, прошибая их.

Супермен: Если бы я хотел убить тебя, ты давно был бы мертв!
Истеричный крик с галерки: Я стреляла в ло-шадь!
Бэтмен, отплевываясь кровью: Ага. Сама добродетель.

Тем временем сама добродетель решает все-таки поговорить и подходит к Бэтмеу поближе, после чего получает криптонитовой гранатой в лоб. Затем начинается избиение Супермена. В конце концов его прижимают криптонитовым копьем к земле, а на горло надавливают ботинком.

Супермен: Серьезно? Копье? Позер.
Бэтмен: Назови хоть одну причину, почему бы мне не убить тебя прямо сейчас!
Зрители: Нет причин. Давай.
Супермен: Ма-арта-а.
Бэтмен: Зачем ты сказал это имя?! Что это за имя?!
Вопль с галерки: Имя, сестра!!! ИМЯ!

И-за угла выбегает Лоис. Очень вовремя, потому что глотка у Бэтмена не луженая.

Лоис: Марта – это его мать! У него есть мать!
Бэтмен: Да ладно? У него тоже?!
Зрители: Ну етическая сила…

Лоис падает на колени перед Бэтменом и начинает орать дурниной. Деморализованный то ли неадекватным поведением этой парочки, то ли открытием, что Супермен появился на свет не почкованием, Бэтс опускает копье. Смертоубийство отменяется. Зрители огорчены.

Бэтмен: Альфред, ты мне нужен!
Альфред: Вам нужен не я.
Бэтмен: Что, опять скажешь – жениться надо?
Альфред: Нет. Мужика бы вам, барин, хорошего.
Бэтмен: Но мне не нравятся мужчины.
Альфред: Стерпится - слюбится. Женщина вам не подойдет, она физически слабее и не сможет вовремя вправить вам мозги. Так что я нашел подходящую кандидатуру. Он сейчас как раз будет биться с инопланетным монстром.
Бэтмен: Если ты про Думсдея, так он не в моем вкусе.
Альфред: Не язвите. Из-за вашего злого языка я никогда не увижу внуков. *слышатся всхлипы* Часики-то тикают! Завели себе сорок Робинов, сильный независимый мужчина, тоже мне!

Тем временем Лекс Лютор выпускает Думсдея – монстра, призванного уничтожить Супермена. Видимо, мысль о том, что после уничтожения Супса этот орк из «Хоббита» примется за остальной мир, Лютора не волнует. Супермен героически вступает с ним в бой. Помогает ему вовремя прилетевшая Диана, облаченная по такому торжественному случаю в бронелифчик и звездатые трусы. Играет Шнуров, «На лабутенах». Бэтмен лихо спасает маму Супермена.

Зрители: Нет, Брюс… погоди… он же по-прежнему опасное инопланетное существо… убийца, не знающий цены человеческой жизни… не способный на человеческие чувства… и какую еще пургу ты там нес три часа? Он ведь никак не изменился! Он по-прежнему угроза! Почему ты его помиловал?
Бэтмен: А мне можно, я – ночь и тьма.
Зрители: Это, конечно, аргумент.

Разумеется, в сражении с Думсдеем Супермен двигает кони. Разумеется, над его трупом рыдает Лоис. Разумеется, Лютор не особо счастлив. Разумеется, Диана обещает отомстить. Разумеется, Бэтмен утирает скупую слезу и осознает, что был неправ, и даже не клеймит запертого в камере Лекса. Разумеется, благородство Бэтмена, проявившееся на сорок пятом году жизни, вообще не в косяк.

Бэтмен: Простите меня, земляне, я мудак.

С галерки слышатся бурные продолжительные аплодисменты.

Бэтмен: Просто ради интереса. У кого-то еще хватало мозгов ушатать своего ангела-хранителя, или я один такой?

В зале энергично прыгает, размахивая помпонами, Дин Винчестер. К нему присоединяются еще человек пятнадцать.

Бэтмен: Спасибочки. Полегчало.
Диана: Серьезно?
Брюс: Нет. Поэтому я соберу всех существующих на планете людей со сверхспособностями, чтобы найти замену этому сраному святоше.
Магнето, опуская помпоны: Брюс, это гибельный путь.
Бэтмен: И вместе мы разрушим все оставшиеся нетронутыми американские города, посадим всех в лечебницу Аркхэм и обречем на вечные муки. Это не считая тех, кого я удавлю лично.
Галерка, хором: Брюс, это гибельный путь!
Бэтмен: Да пошли вы в задницу, мне стыдно, я должен действовать!
Диана: А на исповедь не проще сходить? Все целее будут…
Бэтмен: Какая исповедь? Ты язычница!
Диана: Вот и подумай, Брюс, если тебе это предлагает даже язычница – может, пора?!
Бэтмен: Пакуй лассо в косметичку. Предстоит долгая дорога.

Бэтмен и Диана уходят в закат. На гробе Супермена начинает подпрыгивать земля.

Голос с небес: Поднимайся! Люди нуждаются в тебе! Грядет пришествие!
Голос из гроба: Пап, мне ко второму!

Конец.